Не болезнь, а особенность: девушки с витилиго о себе и любви к своей коже

ne bolezn a osobennost devushki s vitiligo o sebe i ljubvi k svoej kozhe Диагностика







Екатерина Шелковая, программист

Раньше я не обращал внимания на взгляды незнакомцев, но за последние три года ловил их по несколько десятков раз в день — особенно летом, когда пятна выделяются сильнее. Некоторые люди говорят мне, когда они узнают меня, что это выглядит очень красиво и необычно в хорошем смысле, и иногда они могут резко спросить меня: «Что это за белая штука вокруг твоего рта?»

В принятии витилиго мне помогла поддержка самых близких мне людей, за что я ему очень благодарна. Они, несмотря на мои комплексы, всегда говорили мне, что я особенная и что у меня красивая кожа. Подруга пошутила, что меня «Бог поцеловал в лоб» и поэтому она белая. Ее слова хоть немного подняли мне настроение.

Социальные сети также оказали определенное влияние на принятие — я понял, что в мире есть тысячи людей, страдающих альбинизмом. Это отнюдь не такое уж редкое состояние.

Теперь не стыдно выкладывать фото, где хорошо видны разводы. Однако недавно узнала, что хоть и выглядит красиво, но с кожей есть проблемы. Она стала менее устойчивой к солнечным лучам — очень быстро горю на солнце даже в пасмурной Москве, если не наношу солнцезащитный крем. И тем более на берегу моря. Однако меня это не слишком беспокоит в моей жизни.

Многие люди с витилиго писали мне и рассказывали, что им очень не нравятся пятна. Я понимаю, что ничем не могу помочь — я могу только предложить поддержку и ободрение. Однако пока человек не примет свое тело, мало кто сможет ему помочь. Я приняла витилиго и не считаю это болезнью — это мое дело. Надеюсь, мои слова поддержат людей с такими же прекрасными качествами.

Елена Мелкумян, студентка

Я до сих пор помню тот день, когда у меня появились первые признаки витилиго: мне было 15. Я был на берегу моря весь день, сильно загорел и заметил небольшое белое пятно на спине. Я подумала, что это родинка, которую раньше не замечала — размером с родинку.

Когда он начал расти, мама отвезла меня в больницу. Я был там около двух недель, врачи сразу обнаружили, что это альбинизм — они пытались остановить рост пятна, но тщетно. Я перестала обращать на это внимание, но вскоре на лице стало появляться витилиго. Нашли поликлинику в Краснодаре, где они лечат. Специалисты обследовали меня под специальной лампой и подтвердили диагноз, но сказали, что болезнь прогрессирует — нет смысла удалять пятна, потому что все равно появятся новые.

Оцените статью
Лечение грибка и грибковых заболеваний
Добавить комментарий